Плюшка (vedro_limonov) wrote,
Плюшка
vedro_limonov

Адские каникулы 3

Для тех, кто следит за судьбой незадачливого офисного "везунчика" на диких островах, выкладываю третью часть эпопеи.
Тем, кто что-то пропустил - Часть 1 и Часть 2

Клацнув зубами, пантера взвыла от боли, когда в ее бок угодило копье. От неожиданности я даже завопил высоким сопрано, а после только наблюдал как три оборванных аборигена стрелами и палками отогнали от меня дикую кошку. Она с позором скрылась, зализывая глубокие раны и, возможно, это был ее последний бой. Ослабленные руки разжались, я прошкрябал по кроне дерева вниз, и очутился на земле, сам не понимая как. Ноги подкосились и, плюхнувшись на колени перед спасителями, я залепетал:
- Родненькие… Да как же ж вы вовремя пришли...
Аборигены перешепнулись. Один, самый улыбчивый поднял меня на ноги и махнул тощей рукой, призывая идти.
- Да с вами хоть на край света, спасители мои… - всхлипывая произнес я и побрел в окружении иноземных охотников в их деревню.

Деревня находилась у подножия горы. На небольшой поляне, вся деревянная, дряхлая. Голые женщины с обвисшей грудью плели что-то из длинных стеблей, чумазые мужчины точили ножи и топоры. Все с огромным интересом наблюдали за мной, провожая долгим и вожделенным взглядом. Интерес был искренний, но восторга я ни у кого не вызвал, что показалось странным. Если этот остров не коснулась цивилизация, возможно я первый белый человек в деревушке и можно было бы встретить меня более искренне. Но на тот момент я был слишком убит всеми событиями, чтобы размышлять на эту тему.
Меня провели вдоль хибар, потом завели в шалаш, где на деревянной доске уже покоился роскошный пир из вяленого мяса и цитрусов. Я без стеснения на него накинулся, чавкая и жамкая губами. После прилег на мягкую шкуру тигра, заботливо постеленную рядом, и провалился в дикий, пьянящий сон.

Проснулся спустя какое-то время, тяжело сказать точнее. Сквозь безобразные клочки сновидений, которые еще не до конца отпустили меня, я слышал шум возле шалаша, почувствовал запах горящих деревяшек. На улице стемнело, стрекотание, рык и другие жуткие ночные звуки джунглей совсем не убаюкивали. Руки не ощущались, будто я их лишился. Попытавшись перевернуться на спину, я понял, что кисти мои связаны позади тугим узлом.
Белесые костяшки, покачивающиеся на нитках, которые свисая в дверном проеме шалаша и служили завесой, шелохнулись и высокий чернокожий мужчина вошел внутрь. Он наклонился надо мной и что-то произнес. Я, хлопая глазами, мог лишь уставиться на него.
Спустя пару минут вслед за ним вошли еще туземцы и, не церемонясь излишне, подняли меня на руки и вынесли к большому костру в центре деревушки. Вокруг уже собрались радостные жители, увешанные бусами из ракушек, в парадных головных уборах из сухих листьев и цветов. У каждого в руках я увидел аккуратно выточенные из черепов миски и костяные ложки. Здесь я осознал, что попал на грандиозный званный ужин, но не в качестве гостя. Племя каннибалов готовилось сжарить и отведать экзотического мясца. Я заметался, пытаясь вырваться, но тут же получил болезненный тычок острой палкой в спину.

Огромный мужчина, который первым приходил проведать меня в шалаше, облачившись в длинные, связанные пальмовые листья как в кардиган, скомандовал усадить меня на землю. Он начал осыпать мою макушку какой-то сушеной травой, напевая что-то, по мотиву отдаленно напоминающее The Enigma.
“Вот гады, откормили, дали выспаться, теперь приправами ублажают. Чертовы гурманы” - подумал я, выплевывая траву, попадающую в рот.
Справа рядом с собой я к удивлению заметил скрюченную фигуру Ганца. Он сидел, опустив лицо в грязь, и в его белокурых волосах виднелась туземская приправка. Трудно сказать обрадовался я ему или нет.
Главный каннибал в это время закончил песнопение и обратился к соплеменникам с пламенной и эмоциональной речью. Что он вещает было абсолютно непонятно, но по бурной реакции аборигенов можно было предположить скорое начало пира. Вождь грубо впился здоровенной ладонью в волосы немца, поднял его голову и, брызнув слюной в лицо, прошипел, оскалив черные зубы:
- Хуууз ферст?

Я встрепенулся. Абориген знал английский, быть может это шанс воззвать к пощаде и не быть съеденным.
- Аймсоррииии, - протянул я, но тут же получил жёсткий удар по голове от туземца-конвоира. В глазах посветлело и заискрило от боли, звуки вокруг на секунды стихли. А когда мир перестал растворяться и картинка перед глазами прояснилась, я уже видел впившиеся в меня злобные глазки немца, который дрожащим пальцем указывал в мою сторону.
- Не-не-не, он шутит! - захлебываясь ужасом пролепетал я, но крепкие руки конвоиров уже понесли меня к разделочному пню. Я дико брыкался и орал не хуже свиньи на забое, и ни капли не было мне в тот момент стыдно. Аборигены дружно расселись по кругу и приготовились жадно наблюдать приготовление чужеземной пищи в страшных муках. Я прямо почувствовал как адреналин расплескался по моим венам, при виде огромных топоров в руках стоящего у пня мясоруба. Засохшая кровь на них говорила о том, что орудия не видали санитарной обработки, но встретились не с одной несчастной белобрысой головой.

От попыток вырваться узел у меня на руках немного ослаб и я, изогнувшись до судорог в мышцах, залез пальцами в карман шорт и нащупал там оставленную мне стюардом яхты зажигалку. Неистово чиркая ею, я не надеялся что она сработает после того, как побывала со мной в воде. Но к моему счастью обжигающее пламя вырвалось из пьезы и я аккуратно направил огонь к краю сухого одеяния державшего меня аборигена.
Листья на его торсе вспыхнули молниеносно и тот отпрянул. Я оттолкнулся ногами и метнулся головой прямо в живот мясоруба, как бык на арене. От неожиданности туземец брыкнулся задом в костер и тут же загорелся. Я сбросил сбившуюся веревку с рук, и метнул зажигалку вслед за мясорубом, ловко прильнув к земле. Попав в пламя, зажигался бабахнула и над головой полетели ошметки пламени. Я схватил выроненный на землю топор и неистово размахивая им перед собой, отгонял каждого, кто пытался приблизиться. Самому смелому я зарядил острием прямо в лоб, раскроив его лицо в кровь, так что другие каннибалы уже не решались подойти близко. Тем временем горящий мясоруб с воплями выскочил из костра, сдирая с лица обгоревшую кожу, и как пылающая новогодняя елка метнулся в толпу соплеменников, сбив меня с ног. Полиэстровые шорты на мне чуть задымились, но я сбил огонь о землю. А вот жертвы натуральной моды, облачившиеся к грандиозному ужину в свои лучшие травяные наряды, начали вспыхивать один за другим, как спички в коробке. Они в панике разметались в стороны и перед моими глазами развернулась какая-то дикая вакханалия. Спустя минуты уже горели деревянные хижины, ужасно пахло подгоревшей плотью, воняло испражнениями. Я рванул в гору, цепляясь за ветки деревьев, а позади уже вздымались высокие столбы огня горящей деревни.

От безумного стресса и испуга, я готов был свалиться с ног, руки дрожали так, что даже ухватиться за ствол баобаба не представлялось возможным. Ноги подкашивались от паники, но я бежал. Огонь подгонял меня все выше в гору, казалось что позади полыхает весь мир.
И только немного выбравшись из гущи джунглей я понял, что приближаюсь не просто к горному возвышению, я иду прямиком к вершине вулкана. Забравшись повыше, я увидел крохотный остров, на котором находился, половина из которого была покрыта густым черным дымом. Казалось, что бежать уже некуда, впереди, за вулканом, крутой обрыв в море. Приблизившись к краю вулканического жерла, я почувствовал жар из него. Эта природная смертоносная гора была живой, она дышала. Внизу плескалась магма, облизывая красным языком тонкое горло. Дикий жар подбирался со стороны горящих джунглей и из нутра действующего вулкана. А я вообще жару не люблю.
Дым пришел раньше огня, он начал обволакивать меня. Стало трудно дышать, легкие пылали. Я не видел другого выхода, это был конец. Я хватал ртом остатки воздуха и чувствовал, что теряю сознание. Тогда я принял решение покончить со всем, зажмурившись, прыгнул прямо в жерло вулкана. В глубь, где плещется магма.
А ведь еще пару дней назад я сидел под кондиционером в офисе, пялился на пышную грудь бухгалтерши, ковырял в носу в кабинке туалета. Если ты неудачник, то перед смертью вспоминаешь только будни.

Я падал и каждой частичкой тела ощущал как становилось жарче. Потом еще жарче. А под конец я плюхнулся в горящее месиво, и все мое тело вспыхнуло и загорелось.
Адская боль пронзила меня, я встретился с раскаленной магмой и начал медленно погружаться в нее, ощущая всем телом, всем нутром, всей своей душой, несравнимую боль. Магма была мягкой, по тактильным ощущениям будто жидкий мармелад. Проходя сантиметр за сантиметром, я будто умирал миллионы раз. Секунды тянулись, для меня прошли года, тысячелетия, а потом в одно мгновение мое тело перестало полыхать. Я выскользнул из мармеладной жижи и полетел вниз. Минута, две падения и я больно упал на твердую, пыльную поверхность. Это была земля, мать ее! Поднял глаза и увидел что я в подземелье с безумно высокими сводами. Настолько высокими, что они исчезали в темноте. Я посмотрел на свои все еще дымящиеся руки, от падения они обе были сломаны в нескольких местах. Обгоревшие ноги тоже походили больше на складывающиеся в несколько слоев палки из костра. Тем не менее, я встал на ноги, распрямившись и они треснули, вернув кости на место как ни в чем не бывало. Тот же фокус я проделал с руками, просто распрямив локти. Прижав ладони к пояснице, выгнул спину и почувствовал как все позвонки прокатившись хрустным эхом по сводам встали на свои места.

Я находился в пустой пещере, темной и душной. Стены каменные, неровные. Где-то вдалеке раздавались голоса. Я уже настолько устал удивляться, что просто побрел на звук, шаркая ногами. Чем ближе я приближался, тем четче начал понимать, что раздаются стоны и плачь, и уже начал сомневаться стоит ли мне туда двигаться. Передо мной из темноты вырисовался тоннель. Я шмыгнул в него и через несколько метров вышел в еще одной пещере, чуть поменьше размером. Посреди нее стоял большой обеденный стол, заваленный яствами. К ужасу я понял, что гости за этим столом те самые, знакомые мне голые туземцы.

(Продолжение следует. Следующая часть будет последней)
Окончание истории здесь



Tags: мрачные истории, рассказы, творчество
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Перемены

    Я убедилась не раз, что один год может перевернуть всю жизнь с ног на голову. Таким был 2015. Весной я еще успешная карьеристка, идущая на…

  • Итальянская история. Про языки и самолеты

    Из поездки я вынесла важную мысль - без базовых знаний хотя бы английского в Европу ехать не стоит, рискуете найти приключения. И не факт что эти…

  • Увидела

    Все как и хотела. Вернулась из своего путешествия, привезла историй немножко. Обыденных таких, небохвестьчто, типа того как меня тошнило от езды…

  • Завтра

    уже увижу это: День сборов и приятно щекочущих нутро хлопот. Пополняю запасы фломастеров, чтобы Пирожок во время перелета не ломился в кабину…

  • Осень и лень

    Вчера дворник ранним утром сметал опавшие листья в большие ворохи. Прерываясь на длинные перекуры, пускал завитки дыма в приоткрытые форточки спящих…

  • Пирожок

    — Ненавижу радугу. — Ты что? Радуга всем нравится, что можно ненавидеть в радуге? — Не ясно, что ли? Вот сидишь ты, весь в своих думках, а эта радуга…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments